Принцип аккордной суммы

Принцип аккордной суммы (lump-sum principle) — важнейший прикладной результат теории потребительского выбора (consumer choice theory), в каком-то смысле это то, ради чего вся эта теория и затевалась. В чём этот принцип состоит?

Допустим, в поставках некоторого базового товара (блага первой необходимости, necessity вроде сахара или гречки) происходит сбой — предложение товара падает, а его цена резко возрастает. Тогда, чтобы помочь малоимущим гражданам, государство (экономические власти вроде Минфина и Минпромторга) может субсидировать потребление этого базового товара. Сделать это можно разными способами.

  • Можно ввести на товар потоварную субсидию (per-unit subsidy), то есть по сути продавать его по сниженной цене, со скидкой.
  • Можно сделать субсидию в натуральной форме (in-kind subsidy): бесплатно выдавать гражданам условный сахар. Своего рода подарок.
  • Наконец, можно просто дать людям денег, чтобы при необходимости они купили на них тот самый подорожавший или любой другой товар. Это так называемая аккордная субсидия или lump-sum subsidy.

Возникает закономерный вопрос: какой из этих способов выбрать? Если государство, а точнее представляющие его policy-maker’ы (принимающие решения лица), готовы потратить на субсидирование некоторую фиксированную сумму денег (бюджет не резиновый), то субсидия какого типа будет эффективнее, окажет на благосостояние (потребление) людей наибольший эффект, улучшит жизнь максимальному количеству людей?

В каком порядке предпочтительности вы как потребитель распределили бы все эти альтернативы: «скидку», «подарок», «деньги»? Что для вас опция номер один? Номер два? Номер три? Что подсказывает вам сердце?

Кажется, что это вкусовщина: кому-то больше нравится потоварная субсидия, кому-то — натуральная, кому-то — аккордная. Но нет: это тот редкий случай, когда экономическая проблема имеет только одно правильное, эффективное решение. Для широкого класса предпочтений (так сказать, для всех нормальных людей) можно совершенно формально доказать, что «подарок» не хуже (а на самом деле почти всегда лучше), чем «скидка», а «деньги» не хуже (а иногда даже лучше), чем «подарок». Или, по-научному выражаясь, аккордная субсидия эффективнее натуральной, а та в свою очередь эффективнее субсидии потоварной. Собственно, в этом принцип аккордной суммы и состоит: по сути он говорит правительству, что если оно собирается потратить некоторую сумму денег на субсидирование того или иного товара, то лучший способ это сделать — просто дать людям эти деньги.

Кажется, интуитивно более или менее понятно, почему аккордная субсидия делает довольными наибольшее число людей: они сами решают, на какие блага и в каком соотношении потратить выделенные им средства. Куда менее очевидно, почему натуральная субсидия не так эффективна, как потоварная, почему «подарок» хуже «скидки». И тем не менее это так. Логика примерно следующая: если вы не очень любите тот товар, на который вам собираются дать скидку, то натуральная субсидия сэкономит ваши деньги и вы сможете потратить их на другие, более привлекательные товары.

Окей, мы выяснили, что лучший способ помочь потребителю — дать ему денег. Почему же тогда государство так часто нарушает этот принцип и пытается регулировать цены на сахар и гречку вместо того, чтобы перевести нуждающимся немного денег?

Причин несколько.

  • Во-первых, если ввести потолок цены, то деньги можно не раздавать, даже немного. Конечно, тогда желательно компенсировать убытки компаниям-производителям, но ведь и это можно не делать.
  • Во-вторых, кто-то из policy-maker’ов может быть просто не в курсе и действовать такими дубовыми методами: растёт цена — значит, надо её зафиксировать и не допустить дальнейшего повышения.
  • Тот факт, что введение потолка цен на более или менее конкурентном рынке сахара снижает его эффективность, к сожалению, тоже не принимается во внимание. А именно это утверждает вторая теорема благосостояния: если рынок конкурентный, то единственное, чем государство должно на нём заниматься — это не регулирование цен, а перераспределение денежных средств между участниками рынка (превращение налогов богатых в пособия для бедных). Помните, когда в Москве только начал распространяться коронавирус, резко подорожали и практически исчезли из магазинов защитные маски? Однако затем их производство выросло, дефицит прекратился: государство не стало вмешиваться в ценообразование (хотя власти Москвы и купили крупнейшего поставщика — вот интересная статья об этом), выросшие цены выполнили свою сигнальную функцию и рынок смог привлечь новых поставщиков. Какими бы справедливыми соображениями не руководствовалась длинная рука государства, иногда её невмешательство просто необходимо для того, чтобы другая рука — невидимая рука рынка — смогла разрулить ситуацию.
  • Есть однако и объективная причина, почему государство склонно выбирать потолок цены или потоварную субсидию. Это трансакционные издержки: проще и дешевле спустить указание не повышать цены или даже выплатить потоварную субсидию нескольким компаниям, чем бегать за тысячами малоимущих граждан, чтобы каждому из них вручить небольшую денюжку. И всё же в эпоху цифровых сервисов предоставление таргетированной помощи гражданам не кажется такой уж большой проблемой.

Будете policy-maker’ом — берите на заметку!